О журнале

Правила

публикации

Требования

к материалам

Контакты

Приветствуем вас на страницах сайта журнала

"Этнос и право"!

№ 1 2014 год
№ 2 2014 год
№ 1 2015 год
№ 2 2015 год
№ 3 2015 год
№ 4 2015 год
№ 1 2016 год
№ 2 2016 год
№ 3 2016 год
№ 4 2016 год
№ 1 2017 год
№ 2 2017 год
№ 3 2017 год
№ 4 2017 год
№ 1 2018 год
№ 2 2018 год
№ 3 2018 год
№ 4 2018 год
№ 1 2019 год
№ 2 2019 год
№ 3 2019 год
№ 4 2019 год
№ 1 2020 год
№ 2 2020 год
№ 3 2020 год
№ 4 2020 год
№ 1 2021 год
№ 2 2021 год
 

 НАЦИОНАЛЬНЫЕ МЕНЬШИНСТВА КАК СУБЪЕКТЫ ПРАВООТНОШЕНИЙ

Сухов Э.В., доцент кафедры международного и европейского права, кандидат юридических наук, доцент.

Аннотация: в работе исследуется проблемы, связанные с определением «национальное меньшинство» в международном праве, его правовой статус, как самостоятельный субъект правоотношений.

Ключевые слова: национальное меньшинство, субъект правоотношения, социальная общность, народ.

 

NATIONAL MINORITIES AS SUBJECTS OF LEGAL RELATIONS

 

Sukhov EV, Associate Professor of International and European Law, PhD, Associate Professor.

Abstract: In this paper we study the problems associated with the definition of "national minority" in international law, its legal status as an independent entity relationships.

Key words: minority, subject relationship, social community, people.

 

Защита прав национальных меньшинств, в настоящее время приобретает все большее значение. Причины этих процессов крайне многообразны и противоречивы. Но, независимо от этого, большой интерес представляет проблема определения национального меньшинства, как субъекта правоотношения.

Дефиниций, раскрывающих понятие «субъект правоотношения», в юридической науке, великое множество, но если абстрагироваться от частностей, то его можно определить как участника общественных отношений, которые урегулированы правом. Иными словами, существуют нормативно-правовые акты, которыми определяется объекты, субъекты и содержание конкретного правоотношения. Некоторыми учеными, помимо физических и юридических лиц, в качестве субъектов права предлагается признавать и так называемые «социальные общности», к которым относят народ, нацию, народность, население регионов и трудовые коллективы.[1] По нашему мнению, с этим мнением следует согласиться, поскольку позволяет учитывать особенности социальных общностей.

Не оспаривается и положение о том, что «не природа, не общество, а только государство в действительности определяет, кто и при каких условиях может быть субъектом права, а следовательно, и участником правоотношений, какими качествами он должен обладать. Только законом может устанавливаться и признаваться то особое юридическое качество или свойство, которое позволяет лицу или организации стать субъектом права».[2]

Национальные меньшинства в правоотношениях, рассматриваются как социальные общности. Их правосубъектность определяется как национальными актами, так и различными международными договорами и соглашениями, например, в статье 71 Конституции РФ определено, что в ведении Российской Федерации находится регулирование и защита прав национальных меньшинств. В статье 72, определено, что в совместном ведении Российской Федерации и субъектов Российской Федерации находится защита прав национальных меньшинств.

В статье 8 федерального закона от 29 декабря 1994г. N78-ФЗ «О библиотечном деле»[3] закреплено, что национальные меньшинства имеют право на получение документов на родном языке через систему государственных библиотек.

В международном праве, нормативное закрепление статуса национальных меньшинств, осуществлено в Венской декларации Совета Европы от 9 октября 1993 г., в которой определялось, что защита национальных меньшинств является существенным элементом стабильности и демократической безопасности на нашем континенте. При этом «исторически сложившиеся в Европе национальные меньшинства должны стать объектом защиты и уважения, с тем, чтобы они могли внести свой вклад в обеспечение стабильности и мира».

Рамочная Конвенция о защите национальных меньшинств[4], принятая  в Страсбурге 1 февраля 1995 г. и ратифицированная Россией 18 июня 1998г.[5], уже в 1 статье закрепляет, что «защита национальных меньшинств и прав и свобод лиц, принадлежащих к этим меньшинствам, является неотъемлемой частью международной защиты прав человека и в качестве таковой является областью международного сотрудничества».

В статье 3 Конвенции закреплено, что «любое лицо, принадлежащее к национальному меньшинству, имеет право свободного выбора рассматриваться или не рассматриваться как таковое, и этот выбор или осуществление прав, которые связаны с этим выбором, никоим образом не должны ущемлять данное лицо.» В других статьях конвенции также встречаются понятия «национальные меньшинства» и «лица, принадлежащие к национальным меньшинствам».

В пункте 2 статьи 17 Конвенции, согласно которому государства-участники обязуются не препятствовать осуществлению прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, участвовать в деятельности неправительственных организаций, как на национальном, так и на международном уровне.

В Решениях Будапештского саммита СБСЕ 1994 года, государства-участники подтверждают самым решительным образом свое намерение выполнять без промедления и добросовестно все свои обязательства по СБСЕ, включая обязательства…. в отношении вопросов, касающихся национальных меньшинств и прав принадлежащих к ним лиц.

Анализ приведенных актов, позволяет нам сделать вывод, что в них различают понятия «национальные меньшинства» и «лица, принадлежащие к национальным меньшинствам». По нашему мнению, такое разделение носит достаточно условный характер, поскольку осуществление значительного перечня индивидуальных прав невозможна без коллектива. Например, реализация большинства языковых прав невозможна вне языковых групп, т.е. они являются, по сути, коллективными.

Европейская хартия региональных языков и языков меньшинств от 5 ноября 1992г., которая Россией до настоящего времени не ратифицирована, определяет «региональные языки или языки меньшинств» как языки, которые традиционно используются на данной территории государства жителями этого государства, представляющими собой группу, численно меньшую, чем остальное население государства. В тексте хартии также упоминаются «группы, пользующиеся региональным языком», «языковые группы страны».

В Декларации о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам от 18 декабря 1992 г.[6], закрепляется обязанность государств, охранять на их соответствующих территориях существование и самобытность национальных или этнических, культурных, религиозных и языковых меньшинств и поощряют создание условий для развития этой самобытности. Лица, принадлежащие к меньшинствам, могут осуществлять свои права, как индивидуально, так и совместно с другими членами своей группы, без какой бы то ни было дискриминации.

Под лицами, принадлежащими к национальным меньшинствам, следует понимать любое физическое лицо, принадлежащее к национальному меньшинству. При этом, не совсем понятен порядок отнесения того или иного лица к национальному меньшинству. Согласно статье 26 Конституции РФ, любое физическое лицо вправе определять и указывать свою национальную принадлежность. Это положение Конституции несомненно справедливо, пока оно носит формальный, декларативный характер. Противоречия возникают, когда лицо, определив себя, как представитель национального меньшинства, например, требует предоставление квот на морской зверобойный промысел, вылов (добычу) рыбы и пр. Могут ли эти, вновь возникшие представители национальных меньшинств, претендовать на них.

Больше неопределенности связано с дефиницией «национальное меньшинство». Его следует рассматривать как одну из разновидностей  социальных общностей, но при этом «национальное меньшинство» как субъект права,  обладает рядом признаков, отличающих его, например, от дефиниции «народ», которая закреплена в преамбуле Конституции Российской Федерации, где «мы, многонациональный народ Российской Федерации, соединенные общей судьбой на своей земле, … принимаем Конституцию Российской Федерации».

В статье 3 Конституции Российской Федерации, народ признается носителем суверенитета и единственным источником власти в Российской Федерации, которая может осуществляться как непосредственно, так и через органы государственной власти и местного самоуправления. При этом, высшим непосредственным выражением власти народа являются референдум и свободные выборы. Анализ этих норм показывает, что «народ», по большей части,  признается субъектом права декларативно, поскольку его правоспособность сводится к провозглашению носителем суверенитета и источником власти, которую он может реализовывать через выборы и референдумы.

Выборы и референдумы, по мнению автора, следует рассматривать как реализацию индивидуальных прав каждого представителя народа, а не единой социальной общности. У «народа», как единого субъекта права, конкретных прав нет.

Термин «национальное меньшинство» достаточно часто упоминается как в российском законодательстве, так и в международных актах, при этом она нигде не раскрывается.

Сложилась парадоксальная ситуация, при которой существует субъект права, наличие которого признается как Российской Федерацией, так и мировым сообществом, но при этом совершенно отсутствуют какие-либо объективные признаки этого субъекта. Национальные меньшинства наделяются большим перечнем прав, но какие социальные общности таковыми признаются, ни один международный акт не конкретизирует.

Еще в 1948 году Генеральной ассамблеей ООН, в Резолюции №217(III)С «Судьба меньшинств» было закреплено, что «принятие единообразного разрешения этого сложного и требующего осторожного к себе отношения вопроса, который в каждом государстве, где он возникает, имеет свои особые аспекты, является затруднительным»,[7] но по настоящее время общепризнанного определения «национальное меньшинство» не выработано.

В российском законодательстве предпринимались попытки решить эту проблему. Следует признать крайне неудачным определение «национального меньшинства» предложенного в проекте федерального закона «О национальных меньшинствах в Российской Федерации», отклонённого Государственной Думой РФ Постановлением №2487/1-II ГД от 20 мая 1998 года.[8] В нем, национальными меньшинствами признаются граждане Российской Федерации, обладающие устойчивым этническим характером и движимые стремлением к сохранению и развитию своего национального языка, культуры, религий и традиций, не имеющие в составе Российской Федерации национально-государственных, административно-территориальных и национально-территориальных образований (республик, краев, областей, автономной области, автономных округов) и не относящиеся к коренным малочисленным народам России. Коренными малочисленными народами России признаются народы, проживающие на территориях традиционного проживания (расселения) своих предков, сохраняющие самобытный образ жизни, осознающие себя самостоятельными этническим общностями и насчитывающие в России менее 50 тысяч человек.

Как видно из определения, национальными меньшинствами не признаются коренные малочисленные народы а также народы, имеющие в составе государства свои национально-государственные, административно-территориальные и национально-территориальные образования. Такие исключения являются неверными, поскольку коренные малочисленные народы это разновидность национальных меньшинств, а сам по себе факт наличия в составе государства, каких-либо национально-государственных образований, не может влиять на факт наличия или отсутствия конкретного национального меньшинства.  

Следует признать удачным понятие национального меньшинства, которое было закреплено в Конвенции СНГ об обеспечении прав лиц, принадлежащих к национальным меньшинствам, вступившей в силу 10.01.1997 года (Россия конвенцию не ратифицировала).[9] Под лицами, принадлежащими к национальным меньшинствам, определяется лица, постоянно проживающие на территории одной страны, имеющие ее гражданство, которые по своему этническому происхождению, языку, культуре, религии или традициям отличаются от основного населения государства. При этом, принадлежность к национальному меньшинству является вопросом индивидуального выбора заинтересованного лица. 

По нашему мнению, разработка и принятие на международном уровне единой дефиниции «национальное меньшинство» будет способствовать упорядочиванию и единообразию применения всех актов, регулирующих права национальных меньшинств. 

Список литературы:

1.  Проблемы теории государства и права : учебник / Под ред.В. М. Сырых. М.: Эксмо, 2008. С.418.

2.  Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права: Учебник. М.,2001. С.646.

3.  Собрание законодательства Российской Федерации. 02.01.1995г. №1, ст. 2.

4.  Собрание законодательства Российской Федерации. 15.03.1999г. №11, ст. 1256.

5.  Собрание законодательства Российской Федерации. 22.06.1998г. №25, ст. 2833.

6.  Декларация о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам // официальный сайт Организации объединенных наций. URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/minority_rights.shtml (дата обращения: 05.01.2014).

7.  Резолюция Генеральной ассамблеи ООН от 10.12.1948г. №217(III)С // официальный сайт Организации объединенных наций. URL: http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=A/RES/217(III) (дата обращения: 05.01.2014).

8.  Собрание законодательства Российской Федерации. 08.06.1998., №23, ст.2493.

9.  Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ «Содружество», 1994. №3. С.74.

List of literature:

1.  Problems in the Theory of State and Law: Textbook / red.V. M. Raw. M.: Penguin Books, 2008.S.418.

2.  Marchenko MN Problems in the Theory of State and Law: Textbook. Moscow, 2001. S.646.

3.  Collection of Laws of the Russian Federation. 02.01.1995g. Number 1, Art. 2.

4.  Collection of Laws of the Russian Federation. 15.03.1999g. Number 11, Art. 1256.

5.  Collection of Laws of the Russian Federation. 22.06.1998. Number 25, Art. 2833.

6.  Declaration on the Rights of Persons Belonging to National or Ethnic, Religious and Linguistic Minorities / / the official website of the United Nations. URL: http://www.un.org/ru/documents/decl_conv/declarations/minority_rights.shtml (date accessed: 05/01/2014)

7.  UN General Assembly Resolution on 10.12.1948g. Number 217 (III) C / / the official website of the United Nations. URL: http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=A/RES/217(III) (date accessed: 05/01/2014).

8.  Collection of Laws of the Russian Federation. 08.06.1998., № 23, st.2493.

9.  Information Bulletin of the Council of Heads of State and of the Council of CIS Heads of Government "Commonwealth", 1994. Number 3, P.74.


[1] Проблемы теории государства и права : учебник / Под ред.В. М. Сырых. М.: Эксмо, 2008.С.418.

[2] Марченко М.Н. Проблемы теории государства и права: Учебник. М.,2001. С.646.

[3] Собрание законодательства Российской Федерации. 02.01.1995г. №1, ст. 2.

[4] Собрание законодательства Российской Федерации. 15.03.1999г. №11, ст. 1256.

[5] Собрание законодательства Российской Федерации. 22.06.1998г. №25, ст. 2833.

[6] Декларация о правах лиц, принадлежащих к национальным или этническим, религиозным и языковым меньшинствам // официальный сайт Организации объединенных наций. URL: http://www.un.org/ru/ documents/decl_conv/declarations/minority_rights.shtml (дата обращения: 05.01.2014).

[7] Резолюция Генеральной ассамблеи ООН от 10.12.1948г. №217(III)С // официальный сайт Организации объединенных наций. URL: http://www.un.org/ru/documents/ods.asp?m=A/RES/217(III) (дата обращения: 05.01.2014).

[8] Собрание законодательства Российской Федерации. 08.06.1998., №23, ст.2493.

[9] Информационный вестник Совета глав государств и Совета глав правительств СНГ «Содружество», 1994. №3. С.74.