О журнале

Правила

публикации

Требования

к материалам

Контакты

Приветствуем вас на страницах сайта журнала

"Этнос и право"!

№ 1 2014 год
№ 2 2014 год
№ 1 2015 год
№ 2 2015 год
№ 3 2015 год
№ 4 2015 год
№ 1 2016 год
№ 2 2016 год
№ 3 2016 год
№ 4 2016 год
№ 1 2017 год
№ 2 2017 год
№ 3 2017 год
№ 4 2017 год
№ 1 2018 год
№ 2 2018 год
№ 3 2018 год
№ 4 2018 год
№ 1 2019 год
№ 2 2019 год
№ 3 2019 год
№ 4 2019 год
№ 1 2020 год
№ 2 2020 год
№ 3 2020 год
№ 4 2020 год
№ 1 2021 год
№ 2 2021 год
 

ОБ ИЗБРАНИИ МИРОВЫХ СУДЕЙ В ПРОВИНЦИИ В КОНЦЕ XIX ВЕКА (НА ПРИМЕРЕ ТЕРРИТОРИИ СОВРЕМЕННОЙ РЕСПУБЛИКИ МОРДОВИЯ)

Ванькина Е.А., соискатель, юрист.

Демократические преобразования государственного и общественного устройства, происходящие в Российской Федерации с неизбежностью вызывают глубокие изменения в её правовой системе.  Одним из значимых направлений преобразований стала судебная реформа. В настоящее время роль судебной власти увеличилась, изменилось и отношение к суду. Прежде всего, возрастает значение низшей судебной инстанции, рассматривающей те категории дел, с которыми чаще всего в своей жизни сталкиваются граждане. Введение института мировых судей преследовало цели приближения суда к населению, обеспечение доступности правосудия, упрощения и ускорения процедуры рассмотрения несложных дел, создания необходимых условий для реального и свободного использования каждым заинтересованным лицом конституционного права на судебную защиту и, наконец, разгрузки районных судов от массы юридически несложных дел. Исследователями отмечается, что в наши дни, когда укрепление правопорядка и всей судебной и правоохранительной системы выходит на передний план, возрастает интерес к истории отечественного правосудия.

Так, судебная реформа 1864 года имела большое значение не только для развития судопроизводственной системы в России, она весьма существенно повлияла на становление новых общественных отношений и общественного сознания. Одним из самых важных изменений, вызванных ею, стал рост уважения к закону, что в свою очередь способствовало гуманизации общественных отношений.

Необходимо отметить, что Россия является федеративным государством, в котором социально-экономическое развитие центрального региона существенно отличается от социально-экономического развития регионов. Эта особенность прослеживается на протяжении всей российской истории. И развитие судебной системы в этом плане не исключение. Так, судебная реформа, была поведена в 1864 году, однако функционирование мировых судей в провинции началось лишь к началу 70-х годов XIX века.

В предреформенный период в России насчитывалось 489 уездов, входящих в состав 49 губерний и 1 области. В XVIII – XIX вв. мордовский край, находился в центре громадной Российской империи. Территория современной Республики Мордовия до начала XX века была разделена на уезды и входила в Пензенскую, Тамбовскую, Симбирскую и Нижегородскую губернии.

Так, Краснослободский, Инсарский Саранский и часть Наровчатского уезда Пензенской губернии конца XIX века, Темниковский и часть Спасского уезда Тамбовской губернии, часть Лукояновского и Сергачского уезда Нижегородской губернии, Ардатовский уезд и часть Корсунского Симбирской губернии можно отнести к территории современной Республики Мордовия.  Именно на них будет обращено основное внимание при анализе деятельности мировых судей в конце XIX – начале XX века.

Также необходимо отметить, что все эти губернии являются классическими аграрными губерниями Черноземного центра России, с развитыми традициями дворянского и земского самоуправления, преобладающим крестьянским, а также мещанским населением.

Указом императора Александра II от 20 ноября 1864 года «Об учреждении судебных установлений и о Судебных уставах» провозглашалась система судопроизводства: «Власть судебная принадлежит: Мировым судьям, Съездам мировых судей, Окружным судам, Судебным палатам и Правительствующему Сенату, в качестве верховного кассационного суда»[1].

Однако, как уже отмечалось, в провинции введение мировых судов началось значительно позже. На территории уездов, на которых располагается сегодняшняя Республика Мордовия введение в действие мировых судебных установлений началось с издания 30 июня 1868 года Высочайшего указа Правительствующему Сенату, который гласил: «Судебные установления, образованные на основании утвержденных Нами 20 ноября 1864 года уставов в округах С-Петербургской, Московской и Харьковской судебных Палат, оправдали Наши ожидания, доставив народу скорый, правильный и пользующийся общим доверием суд. Желая в ближайшем времени распространить благотворное действие нового порядка судопроизводства и на прочие части нашей империи,… повелеваем: приступить,… ныне же ко введению мировых судебных установлений во всех губерниях на кои действие уставов 20 ноября 1864 года еще не распространяется, но где образованы земские учреждения на основании утвержденного Нами 1 января 1864 г. положения, именно в губерниях: Вятской, Казанской, Костромской, Олонецкой, Пензенской, Самарской, Саратовской, Симбирской, Смоленской, Тамбовской… и Черниговской…»[2].

Так, к моменту вступления в силу судебных уставов в Наровчатском, Саранском, Инсарском и Краснослободском уездах действовали  уездные суды, продолжали функционировать волостные суды и словесный суд в Краснослободске.[3].

Время введения в действие мировых судебных установлений в каждой губернии должно было определяться Министерством юстиции по согласованию с Министерством внутренних дел и Министерством финансов[4].

Что касается выдвижения претендентов на должность мировых судей, то отмечается несоответствие общей численности кандидатов данным баллотировочных листов. Это связано с тем, что некоторые кандидаты баллотировались одновременно и в почетные, и в участковые мировые судьи. Так, например, С.И. Архипов, А.П. Борисов, И.А. Дятков, П.А. Бахметьев, Н.А. Робиндер – в Саранском уезде; П.А. Максутов – в Наровчатском уезде; А.А. Тучков, Ф.А. Бабарыкин, Н.О. Коновалов, Г.Н. Сушков – в Инсарском уезде; Н.Е. Кондаков, Д.И. Бакунин – в Красносободском уезде[5].

Кроме того, Н.И. Чартков был избран и утвержден сенатором одновременно в должности почетного судьи в Пензенском и Инсарском уездах; И. А. Лихачев – в должности участкового судьи в Инсарском и почетного в Саранском уездах; Андрей Николаевич Арапов – в должности почетного судьи одновременно в Пензенском, Наровчатском и Нижнеломовском уездах[6].

Необходимо отметить, что большинство кандидатов выдвигалось на должность почетных мировых судей. Это можно объяснить тем, что, с одной стороны, количество участковых мировых судей, в отличие от почетных, было ограничено числом участков, а с другой стороны, должность почетного мирового судьи могла совмещаться с другой службой.

Так, к примеру, по указу Его Императорского Величества участковыми мировыми судьями Инсарского уезда утверждены: коллежский секретарь Юрий Ушаков, поручик Иван Лихачев; почетными мировыми судьями утверждены: тайный советник Николай Калачев, поручик Михаил Литвинов, капитан Дмитрий Литвинов, надворный советник Владимир Юшков, действительный статский советники Николай Чарыков, штабс-капитан Владимир Потемкин, коллежский регистратор Николай Глыбов, поручик Николай Ушаков, губернский секретарь Григорий Сушков, коллежский регистратор Николай Сатин, губернский секретарь Федор Бабарыкин, поручик Николай Коновалов, поручик Алексей Тучков, губернский секретарь Александр Пестрово, коллежский секретарь Григорий Габбс[7].

Почетными мировыми судьями избирались, как правило, местные помещики. В частности, в Нижегородской губернии ими были представители наиболее известных и родовитых дворянских фамилий – Бобоедовы, Бологовские, Демидовы, Жадовские, Званцевы, князья Звенигородские, Зубовы, Зыбины, Килевейны, Левашовы, Мартыновы, Приклонские, Русиновы, Савельевы, Трубецкие, Турчаниновы, Хвощинские, Хотяинцевы.

Уездные земские собрания составили списки кандидатов в почетные и участковые мировые судьи. Эти списки заранее представлялись губернатору, который, в свою очередь, вносил свои замечания при обнаружении каких-либо несоответствий.

Так, например, по Нижегородской губернии в архивах не обнаружено фактов, указывающих на то, что губернатор отклонил чью-либо кандидатуру. По Лукояновскому уезду Сенат так же без каких-либо возражений утвердил все кандидатуры участковых и почетных мировых судей. В Сергачском уезде не был утвержден в должности один почетный мировой судья, так как он не представил сведений о соответствии его имения требованиям имущественного ценза (п. 3 ст. 19 УСУ (Учреждения Судебных Установлений) (по которому они сами или их родители либо жены должны были владеть, хотя бы в разных местах, землей вдвое больше, чем требовалось для непосредственного участия в избрании гласных в уездные земские собрания, или другой недвижимостью на сумму не менее 15 тыс. рублей, а в городах - недвижимой собственностью, оцененной для взимания налога (в столицах не менее 6 тыс. рублей, а в прочих городах - не менее 3 тыс. рублей)).

Однако, например, Саранскому уездному земскому собранию предлагалось исключить из списка Дмитрия Ефимовича Смагина, т.к. он не получил образования ни в высшем, ни в среднем учебном заведении, и «внесен в список лишь потому, что служил посредником по полюбовному размежеванию земель»[8]. Губернатор решил, что эта должность не могла практически ознакомить его с производством судебных дел.

Краснослободскому уездному земскому собранию губернатор предложил исключить из списка коллежского асессора Андрея Соловьева, который не соответствовал условиям, требующимся согласно п. 3 ст. 19 УСУ, т.к. принадлежащий ему дом в г. Пензе по уведомлению Городской Думы, был оценен лишь в 26 рублей, а также подпоручика Дмитрия Чуфарова, у которого отсутствовали документы о том, что, при поступлении на службу, был выдержан экзамен, соответствующий среднему учебному заведению[9].

Кроме того, земское собрание на основании ст. 34 УСУ могло предоставить звание мирового судьи лицам, которые не соответствуют требованиям, необходимым для занятия данной должности, однако приобрели общественное доверие и уважение своими заслугами и полезной деятельностью[10]. Так, например, был избран в Инсарском уезде в участковые мировые судьи бывший уездный судья – коллежский асессор Гаврила Алексеевич Ершов[11].

Необходимо отметить, что процесс избрания мировых судей не всегда проходил гладко. Так, в Наровчатском уездном земском собрании произошла довольно скандальная история, из-за которой выборы мировых судей здесь затянулись почти на год. Председатель земского собрания (он же предводитель уездного дворянства) А.Н. Ахлебин, не набравший необходимого количества голосов для избрания на должность мирового судьи, подверг сомнению правильность голосования и высказал мнение о неисправности баллотировочного ящика, в связи с чем направил представление пензенскому губернатору, в котором сообщил, что не может признать данную «баллотировку» законной. Для разрешения инцидента в г. Наровчат был направлен старший советник председателя губернского правления Линев, который не обнаружил никаких нарушений. В объяснительной записке, представленной гласным гвардии полковником Михаилом Платоновичем Свищевым, высказывается мнение, что это «не есть недоразумение, а уловка Ахлебина, огорченного мнением о нем собрания». Разбирательство продолжалось около года, результаты первых выборов Указом Сената были отменены. И, наконец, 3 декабря 1869 года пензенский губернатор сообщил о своем отношении Министерству юстиции: «Благодаря постановлению экстренного губернского земского собрания о передаче на рассмотрение суда противозаконных действий личного состава Наровчатской управы и устранению Ахлебина и его сообщников (невзирая на то, что судебный следователь Городищев отказал прокурорскому надзору в производстве следствия о его проступках), выборы в Наровчатском уезде завершились законным порядком»[12].

В целом избирательная компания в большинстве уездов прошла достаточно гладко.

Так, были выявлены следующие результаты первых выборов в участковые и почетные мировые судьи по некоторым уездам: по Саранскому уезду было избрано 5 участковых мировых судей и 10 почетных, 30 мая 1869 года были утверждены 3 участковых мировых судьи и 10 почетных. По Краснослободскому уезду было избрано 3 участковых мировых судей и 6 почетных, 5 июня 1869 года были утверждены 3 участковых мировых судьи и 5 почетных. По Инсарскому уезду было избрано 2 участковых мировых судей и 15 почетных, 31 мая и 29 июля 1869 года были утверждены 4 участковых мировых судьи и 15 почетных. По Наровчатскому уезду было избрано 3 участковых мировых судей и 8 почетных, 5 апреля 1870 года были утверждены 3 участковых мировых судьи и 7 почетных[13].       

Несоответствие числа избранных и утвержденных мировых судей можно объяснить следующим образом.

На саранском уездном земском собрании было избрано 5 участковых судей, но так как округ включал лишь 3 мировых участка, Сенат утвердил 3 кандидатуры, получившие большее число голосов. Среди них были: поручик П.А. Олферьев, поручик М.А. Дятков, и гвардии капитан А.Н. Салов. В должности почетных мировых судей были утверждены все 10 избранных саранским земством кандидатов.

В Инсарском уезде был избран один из шести кандидатов А.Ф. Бабарыкин, который баллотировался и в участковые, и в почетные мировые судьи. В результате он был утвержден Сенатом в качестве почетного мирового судьи, а в участковые мировые судьи был избран П.А.Ершов на основании ст. 34 Устава судебных установлений. Кроме того, так как Инсаркий мировой округ был разделен на 4 участка, то на утверждение Сената были направлены дополнительно кандидатуры И.А. Лихачева, Ю.А. Ушакова и А.А. Пестрова, выдвигавшихся первоначально в почетные мировые судьи[14].

Из списка почетных мировых судей, избранных в Краснослободском уезде был исключен почетный гражданин А.А. Соловьев, как «не имевший надлежащего образования и не получивший служебно-практического познания»[15].

В Наровчатском уезде, избранный на должность почетного мирового судьи – князь П. Максутов, отказался принять должность[16].

Необходимо отметить, что первоначально в Нижегородской губернии планировалось ввести 39 участковых мировых судей и 104 – почетных, т. е. соответственно 27,3% и 72,7%. Однако позднее были внесены некоторые коррективы[17].

Так, Дунаев И.И. в своей диссертационной работе приводит расчеты Биюшкиной Н.И. по соотношению участковых и почетных мировых судей в 1869 – 1870 годах. Согласно им, в Лукояновском уезде это соотношение было 3 к 6, а в Сергачском 3 к 8. Однако реальное соотношение участковых и почетных мировых судей было следующим: 33 к 93, что в свою очередь составляет 26,2% и 73,8%. Таким образом, преобладание почетных мировых судей над участковыми в Нижегородской губернии было даже чуть более выраженным, чем в среднем по стране[18].

После выборов мировых судей между ними распределялись мировые участки.

Необходимо отметить, что состав судей в различных мировых округах, относящихся к территории современной Республики Мордовия, различался по уровню образования и имущественному положению. Однако тенденция в провинции была таковой, что нехватка юридически образованных чиновников ощущалась весьма явно. Образовательный уровень мировых судей уездов, на чьей территории располагается современная Республика Мордовия, был типичным для провинциальных губерний России. Практика же показывала, что не все чины судебного ведомства, даже при наличии у них юридического образования, оказывались способными работать в мировой юстиции. Поэтому необходимость юридического образования для мирового судьи являлась предметом оживленной полемики в дореволюционной России, так и не реализованной на практике.

Так, в Краснослободском уезде из 8-ми – 7 участковых и почетных мировых судей, утвержденных Сенатом в 1869 году, не имели высшего образования, 5 человек окончили средние учебные заведения, 1 получил домашнее воспитание. Большинство избранных лиц ранее исполняли обязанности мировых посредников. Единственный кандидат, имевший высшее образование и  самое крупное земельное владение (3 000 десятин) – инженер штабс-капитан А.Н. Манухин не был избран земским собранием, получив в свою пользу лишь 11 из 30 голосов[19].

Так, и в Тамбовской губернии людей обеспеченных и в тоже время юридически образованных было мало; некоторые земства и съезды мировых судей испытывали затруднения при подборе кандидатов на должности мировых судей. Так, в 1880 году из 55 человек штатного состава мировых судей Тамбовской губернии только 20 человек имели высшее образование (36,3%), 11 – среднее (20%), 15 – специальное военное (27,2%) и 9 – низшее и отчасти домашнее (16,3%)[20].

В Нижегородской губернии напротив 41% мировых судей окончили высшие учебные заведения, при этом 26,5% от общего числа судей получили университетское образование, 14,7% - гимназии, 29% - средние военные учебные заведения, прочие средние и низшие заведения окончили 15,3%[21].

Таким образом, можно обратить внимание на то, что образовательный уровень мировых судей Нижегородской губернии занимал промежуточное положение между Московской и провинциальными губерниями России.

В целом образовательный уровень мировых судей в уездах, на чьей территории располагается современная Республика Мордовия, был типичным для провинциальных губерний России. Практика же показывала, что не все чины судебного ведомства, даже при наличии у них юридического образования, оказывались способными работать в мировой юстиции. Поэтому необходимость юридического образования для мирового судьи являлась предметом оживленной полемики в дореволюционной России, так и не реализованной на практике.

Таким образом, в целом процесс введения института мировой юстиции в российских провинциальных уездах XIX века, на чьей территории располагается современная Республика Мордовия, имея те или иные специфические черты, был схож. Характер дел, рассматриваемых в мировых судах, был следующим: мелкие кражи, поджоги, мошенничество, хулиганство, сквернословие, клевета, оскорбление, побои, покушение на изнасилование (единичные случаи), прелюбодеяние, разврат, жестокое обращение в семье, незаконная торговля вином, применение в торговле неточных весов, нарушение строительных уставов, незаконное выселение, восстановление в правах наследства, нарушение частных владений. Значительный процент составляли дела о незаконных порубках леса.

Судебная реформа на территории Мордовии проводилась в два этапа и растянулась почти на 3 года. Так, окружной суд в городе Пенза, подсудность которого распространялась на несколько уездов нашего края, был открыт 6 июня 1871 года.

Территория современной Республики Мордовия находилась также под юрисдикцией Тамбовского, Симбирского, Нижегородского окружных судов, а в свою очередь все они входили в Саратовский судебный округ[22].

Введение новых судебных учреждений и принципов имело, бесспорно, большое значение, учитывая масштабы творившегося произвола дореформенной судебно-бюрократической машины. Правосудие в провинции стало более объективным, доступным и открытым. Новая система способствовала также росту правовой культуры населения. Однако в целом провинциальное общество было не готово к подобной реформе. Созданная, в результате реформирования, судебная система, одним из важнейших элементов которой являлись мировые судьи,  так и не стала единой. Наиболее существенными причинами этого обстоятельства  являлись:  отсутствие достаточных финансовых средств, неравномерное социально-экономическое развитие губерний Российской империи и нехватка необходимого числа высококвалифицированных юридических кадров.

 Список литературы:

1 Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. Т. XXXIX. Отделение второе. 1864. – СПб.,        1867. Ст. 41475.

2 Российское законодательство X- XX вв. Т. 8. – М.: 1991.

3 Государственный архив Пензенской области (ГАПО), Ф. 5, оп. 1, д. 4701 – 4703

4  ГАПО, Ф. 5, оп. 1, д. 4705 – 4710.

5 Центральный государственный архив РМ (ЦГА РМ), Ф. 17, оп. 1, д. 121

6 Пензенские губернские ведомости № 46 от 13  ноября 1868 г.

7 Нижегородские губернские ведомости. 1869. № 7.

8 Арсентьев Н.М. История Мордовии: от эпохи великих реформ до великой российской революции / Н.М. Арсентьев, В.А. Юрченков. – Саранск: изд-во Мордов. ун-та, 2005.

9 Дунаев И.И. Институт мировых судей Нижегородской губернии во второй половине XIX – начале XX века (По материалам Нижегородской губернии): Дисс. канд. юрид. наук, Н. Новгород, 2004.

10 Кильмяшкин А.Е. Мордовия в 1800 – 1870 гг.: курс истории / А.Е. Кильмяшкин. – Саранск: Федер. агентство по образованию, МГПИ им. М. Е. Евсевьева. – 2008.

11 Тетюхин И.Н. Становление и развитие мировой юстиции в Тамбовской губернии (вторая половина XIX – начало XX вв.): историко-правовое исседование. Автореферат диссертации на соискание ученой степени канд. юрид. наук, Владимир. 2009. – С. 19.

12 Попова А.Д. Реализация судебной реформы 1864 года: (По материалам округа Московской судебной палаты, 1864 – 1881 гг.): Дис… канд. ист. наук. М., 1991.


[1] Полное собрание законов Российской империи. Собрание второе. Т. XXXIX. Отделение второе. 1864. – СПб., 1867. Ст. 41475. – С. 180.

[2] ГАПО, Ф. 5, оп. 1, д. 4710, л. 3.

[3] ЦГА РМ, Ф. 17, оп. 1, д. 121.

[4] Кильмяшкин А.Е. Мордовия в 1800 – 1870 гг.: курс истории / А.Е. Кильмяшкин. – Саранск: Федер. агентство по образованию, МГПИ им. М. Е. Евсевьева. – 2008. – С. 120.

[5] ГАПО, Ф. 5, оп. 1, д. 4709, л. 17-18, д. 4708, л. 21-22, д. 4702, л. 28-29, д. 4703, л. 29-30.

[6] ГАПО, Ф. 5, оп. 1, д. 4702, л. 47, д. 4708, л. 49, д. 4709, л. 30, д. 4706, л. 73, д. 4707, л. 60-61, д. 4705, л. 39-40.

[7] ГАПО, Ф. 5, оп. 1, д. 4702, л. 46-47.

[8] ГАПО, Ф. 5, оп. 1, д. 4709, л. 13.

[9] ГАПО, Ф. 5, оп. 1, д. 4703, л. 7.

[10] Российское законодательство X- XX вв. Т. 8. – М.: 1991, С. 35 – 36.

[11] ГАПО, Ф. 5, оп. 1, д. 4702, л. 48.

[12] Арсентьев Н.М. История Мордовии: от эпохи великих реформ до великой российской революции / Н.М. Арсентьев, В.А. Юрченков. – Саранск: изд-во Мордов. ун-та, 2005. – С. 76 – 77.

[13] ГАПО, Ф. 5, оп. 1, д. 4701 – 4709.

[14] ГАПО, Ф. 5, оп. 1, д. 4702.

[15] ГАПО, Ф. 5, оп. 1, д. 4703, л. 51.

[16] ГАПО, ф. 5, оп. 1, д. 4701, л. 55.

[17] Нижегородские губернские ведомости. 1869. - № 7.

[18] Дунаев И.И. Институт мировых судей Нижегородской губернии во второй половине XIX – начале XX века (По материалам Нижегородской губернии): Дисс. канд. юрид. наук, Н. Новгород, 2004. – С. 82.

[19] Кильмяшкин А.Е. Мордовия в 1800 – 1870 гг.: курс истории / А.Е. Кильмяшкин. – Саранск: Федер. агентство по образованию, МГПИ им. М. Е. Евсевьева. – 2008. – С. 122

[20] Тетюхин И.Н. Становление и развитие мировой юстиции в Тамбовской губернии (вторая половина XIX – начало XX вв.): историко-правовое исседование. Автореферат диссертации на соискание ученой степени канд. юрид. наук, Владимир. 2009. – С. 19

[21] Попова А.Д. Реализация судебной реформы 1864 года: (По материалам округа Московской судебной палаты, 1864 – 1881 гг.): Дис… канд. ист. наук. М., 1991. С. 245.

[22] Арсентьев Н.М. История Мордовии: от эпохи великих реформ до великой российской революции. Саранск: изд-во Мордов. ун-та, 2005. С. 78.