О журнале

Правила

публикации

Требования

к материалам

Контакты

Приветствуем вас на страницах сайта журнала

"Этнос и право"!

№ 1 2014 год
№ 2 2014 год
№ 1 2015 год
№ 2 2015 год
№ 3 2015 год
№ 4 2015 год
№ 1 2016 год
№ 2 2016 год
№ 3 2016 год
№ 4 2016 год
№ 1 2017 год
№ 2 2017 год
№ 3 2017 год
№ 4 2017 год
№ 1 2018 год
№ 2 2018 год
№ 3 2018 год
№ 4 2018 год
№ 1 2019 год
№ 2 2019 год
№ 3 2019 год
№ 4 2019 год
№ 1 2020 год
№ 2 2020 год
№ 3 2020 год
№ 4 2020 год
№ 1 2021 год
№ 2 2021 год
 

МОРДВА В ОБЩИНАХ ХЛЫСТОВ


Мокшина Елена Николаевна, доктор исторических наук, профессор кафедры истории России.


Место работы: ФГБОУ ВПО «Мордовский госу­дарственный университет им. Н. П. Огарева».

kaf_dor@mail.ru


Аннотация: Статья рассказывает о функционировании хлыстовских общин на территории России в дореволюционное, а затем и советское время с акцентом на нахождение в них мордвы.


Ключевые слова: религиозные общины, сектантство, духовные христиане, хлысты, русские, мордва, восстание, крестьяне.


MORDVA IN THE COMMUNITIES KHLYSTOV


Mokshina E. N., doctor of the historical sciences, professor of the history of Russia department.


Place of work: FGBOU VPO «Mordovian State University of N. P. Ogarev».

kaf_dor@mail.ru


Annotation: The article tells about the functioning hristovski communities in Russia in the pre-revolutionary and Soviet times, with emphasis on presence in them of the Mordva.

Key words: religious communities, sectarianism, spiritual Christians, the whips, the Russians, the Mordvins, the uprising of the peasants.




Одной из значительных групп духовных христиан наряду с духоборами и молоканами являются хлысты. Эти конфессиональные группы, возникшие в XVIIXVIII вв. и отошедшие от РПЦ, в специальной литературе называют еще старым русским сектанством.

Хлыстов именуют также христоверами. Сами они называют себя «по­следователями Христовой веры», «людьми Божьими», считая название «хлы­сты» обидным и унизи­тельным. Группа возникла в середине XVII в., и ее происхождение не совсем ясно. Учение хлыстов сочетает элементы мистиче­ских сект запада с рус­скими народными верованиями. Основателем группы считается уроженец г. Костромы Данила Филиппов, назвавший себя Савао­фом – одним из биб­лейских имен Бога.

Библию хлысты понимают «духовно». Главная их заповедь: «Святому Духу верьте». Они считают возможным прямое общение людей со Святым Духом и верят в воплощение в наиболее праведных людей Христа, Богоро­дицы и Святого Духа. По представлениям хлыстов, время от времени среди них появляется Саваоф. Общение со Святым Духом и вселение в лю­дей Хри­ста и Богородицы происходит во время их ра­дений, включающих в себя чте­ние Священного Писания, песнопения, а также пля­ски, бегание, прыганье, кружение и некоторые другие действия. Во время ра­дений хлысты доводят себя до экстаза, толкуемого ими как пророческое со­стояние. В особо торже­ственных случаях хлысты во время радений целуют голое колено «проро­чицы», а после полуночи обнажаются по пояс и начи­нают взаимное бичева­ние «святыми жгутиками» (скрученными полотен­цами), двигаясь вокруг чана с водой и распевая: «Хлыщу, хлыщу, Христа ищу…». Отсюда, воз­можно, и происходит название секты. Правда, согласно другой точке зрения, «хлыстовщина» – это искаженное «христовщина»1.

Хлыстовские общины, или, как они их называют, «корабли», совер­шенно независимы друг от друга. Во главе каждого «корабля» стоят «корм­щики», «христы», «богородицы», «пророки» и «пророчицы». Как и другие духовные христиане, хлысты отвергают священство. Жизнь «корабля» строго регламентирована. У большей части хлыстов существуют пищевые запреты. Им не разрешается есть мясо и употреблять алкогольные напитки. В некото­рых хлыстовских группах практиковалось самобичевание с целью «умерщв­ления плоти». Чтобы скрыть свою принадлежность к секте, подвергавшейся преследованиям, часть хлыстов формально не порывала связи с Православ­ной церковью и посещала храмы.

Хлысты не ведут открытой пропаганды своего вероучения и привле­кают людей в свои общины очень осторожно, открывая свои «тайны» лишь в тех случаях, когда уверены, что человек способен их принять. Поэтому чис­ленность хлыстов весьма невелика, составляя, по весьма приблизительным подсчетам, около 10 тыс. человек. Подавляющее большинство их – русские, но есть и мордва. Живут хлысты главным обра­зом в Тамбовской, Ростов­ской и Оренбургской областях, в Краснодарском и Ставропольском краях, в Мор­довии, где в основном ранее были сосредото­чены в Краснослободском и Ар­датовском уездах, в том числе в двух селах, называвшихся по конфес­сиониму данной секты Хлыстовками. Одно из них, преимущественно русское по эт­ническому составу, находилось в Красносло­бодском уезде и было пере­име­новано 26 апреля 1940 г. в с. Краснополье (ныне Краснослободского рай­она РМ. – Е. М.), а другое, эрзя-мордовское по этническому составу, 17 де­кабря 1959 г. Указом Президиума Верховного Со­вета Мордовской АССР пе­реиме­новано в с. Отрадное (ныне в Чамзинском районе РМ. – Е. М.)2. В Алатыр­ском уезде Симбирской губернии, где были представ­лены, кроме ста­рооб­рядцев (поморского толка) и молокан, также хлысты, по­следние были са­мыми многочисленными и заметными. Они проживали в с. Талызино, де­рев­нях Кузьминки, Солдатское и особенно под­вергались не только постоян­ному надзору, но и разного рода гонениям, нака­заниям, в том числе телесным3. Несмотря на свою малочисленность, хлысты не представляют собой единую конфессиональную общность, ибо очень рано начали дробиться на более мелкие группы. В частности, на рубеже XIX и XX вв. воз­никла секта хлы­стов Новый Израиль. Основателем ее был крестьянин Воронеж­ской гу­бернии Василий Федорович Мокшин, объявивший себя Хри­стом. Один из «кораблей» этой секты находился в Краснослободском уезде Пен­зенской гу­бернии4.

В начале марта 1919 г. в Краснослободском уезде произошло восста­ние, носившее религиозно-монархический характер, эпицентр которого на­ходился в с. Большой Азясь. Ничего подобного во всем Поволжье не наблю­далось, скорее, наоборот, в 1918–1920 гг. среди повстанческого полиэтниче­ского населения региона фик­сировался откровенный антимонархизм, исчез­новение безоговорочной веры в царя. Отдельные «всплески» монархиче­ских настроений имели место лишь в среде сельского духовенства, иногда во время проповедей или в ре­зультате деятельности монархической религиоз­ной секты хлыстов5.

Сектой хлыстов Новый Израиль в Краснослободском уезде, органи­зо­ванной еще задолго до Октябрьской революции, руководил Дмитрий Фо­кин – крестьянин с. Большой Азясь. Противостояние ее Советской власти было замечено еще в 1918 году. Но тогда местными коммунистами были при­няты меры: Дмитрий Фокин заключен в тюрьму. Правда, через некоторое время он был выпущен вследствие амнистии в связи с празднованием годов­щины Ок­тябрь­ской революции. Выйдя на свободу, Фокин активизировал деятельность этой ре­лигиозной организации, в которую, согласно списку за­регистрирован­ных, входило до 30 тыс. человек как русских, так и мордвы, в основном кре­стьян. В докладе Наровчатского укома РКП (б) от 8 марта 1919 г. указыва­лось, что предводителями и инициаторами данного восстания яви­лись граж­данин с. Большой Азясь Д. Фокин, имевший связь с видными контрреволю­ционерами центра, получивший единовременное вознагражде­ние в сумме 4 тыс. руб. за антисоветскую агитацию, и келейница с. Покров­ского Н. Рыкова6.

Пророчества Д. Фокина и его апостолов о приходе Страшного суда со­прягались с призывами к борьбе против Советов. Учение секты сво­дилось к тому, что «на­стоящая советская власть есть антихрист, которая имеет крас­ное знамя, на­зывающееся драконом, свобода и война происходят по пи­санию божьему… Корона святого (царя. – Е. М.) Николая переходит на Алек­сея. Он должен быть правителем земли… Только через царскую власть, ко­торая удерживает строго весь закон, можно было бы достигнуть распро­стра­нение веры»7.

Ячейка коммунистов с. Большой Азясь 27 февраля 1919 г. постановила «пресечь в корне контрреволюционное гнездо… арестовать главарей и более выдающихся агитаторов». Однако когда их привели в помещение волост­ного Совета, сектанты стали призывать «божьих людей» спешить к волис­полкому выручать арестованных, «толпа ворвалась в Совет с криками, шу­мом, стала рвать портреты Ленина и других наших вождей, изорвала Красное знамя, требовала освобождения арестованных, и коммунистам пришлось их освобо­дить»8.

На следующий день, 28 февраля, рано утром в Большом Азясе к дому Д. Фокина начал подходить народ, причем стали собираться сектанты, мо­нашки ближайших монастырей и крестьяне, ожидая па­дения Советской вла­сти, что, по Писанию, якобы должно совершиться в ука­занный день. В ночь на 1 марта Д. Фокин разослал гонцов по селам Красно­слободского и сосед­них с ним уездов с призывом прибыть в с. Большой Азясь на «Страшный суд», который будет творить «Христос» (Фо­кин). 1 марта к его дому в оди­ночку и толпами приходили сектанты, ко­торые несли бе­лые знамена. К 9 ча­сам утра собралось около 4 тыс. человек. К ним вышел сам Христос-Фокин и вывел мальчика, наряженного в монастыр­скую одежду, объявив, что это сын Николая II Алексей – будущий царь. Толпа подходила под благословение Фокина и мальчика и совершала молебствие. Затем были вынесены заранее приготовленные флаги с монар­хическими и пасхальными лозунгами и ри­сунками Михаила архангела, Ни­колая II и ми­трополита Ма­кария. С этими знаменами собравшиеся с пением Гимна Рос­сийской империи «Боже, царя храни», пасхальной молитвы «Спаси, Господи, Люди твоя» тро­нулись от дома Фокина по волгапинской дороге к мона­стырю на Флегонто­вой горе со­вершить молебствие по случаю падения «ан­тихристов».

Процессия состояла не только из жителей Большеазясьской волости, но и крестьян прилегающих к ней волостей Наровчатского уезда, сопровожда­лась 200 повозками. По дороге она несколько раз останавливалась, выслуши­вала речь о Советской власти и ее падении и с криками «Долой Советскую власть, да здравствует дом Романовых!», «Не будет царя, не будет и белого хлеба!» двигалась дальше. В мордовском с. Волгапине сектанты сделали не­сколько выстрелов, известив население о приходе «Страшного суда». Тем временем коммунисты Большого Азяся и близлежащих сел спешно органи­зовали воо­руженный отряд. Они дог­нали «божьих людей», открыли стрельбу залпом, те бросились бежать, при этом местные бедняки и православные кре­стьяне вылавливали их и избивали. По разным сведениям, убито от 8 до 20, ранено от 1 до 100 человек9.

По делу монархического антисоветского выступления было арестовано 87 человек. 6 марта по решению комиссии, специально созданной Красно­слободским уисполкомом, Д. Фокин был публично расстрелян10. Под стражу взято около 30 человек. 7 марта в Большой Азясь прибыли представи­тели Пензенского ГЧК с отрядом красноармейцев и приступили к расследо­ванию. По данным источников, можно полагать, что массовость выступления (3–4  тыс. человек) была достигнута в результате удачно выбранного времени вос­стания – в базарный день, когда в селе собра­лось значительное количе­ство крестьян, что объясняет присутствие 200 пово­зок.

Скорее всего, многие просто были сбиты с толку волной сказанных ре­чей, общим недовольством существующим порядком, обещаниями конца Со­ветской власти и решили понаблюдать за развитием событий. Нехарактер­ность подобного монархического выступления доказывается участием кре­стьян в разгоне демонстрации, так как сектантские проповеди («теперь не должно быть церкви, ибо нет царя», и «настоящая церковь и служащие в ней попы отошли от православия, и их надо разогнать») были в основном им чу­жды. Несмотря на это, секта подготовляла очередной свой ход с «выдвиже­нием на престол» дома Романовых. По уезду стали распространяться слухи, что в Краснослободском женском монастыре скрывается бывшая царица Александра Федоровна с дочерью, и в монастырь начали ходить крестьяне, чтобы им поклониться. После их ареста уполномоченным ГЧК выяснилось, что «царица» – дочь бывшего статского советника Поликарповича, а «дочка» – обитательница одного из бывших публичных домов Куликова. «Царица» по пути следования в Пензу из-под конвоя ночью убежала. Но мо­нархисты из секты не унимались, искали «царя», чтобы воздвигнуть его на «престол».

В настоящее время одним из духовных отцов секты хлыстов «Новый Израиль», называемой также новозаветной православной церковью, является проживающий ныне в Пензе доцент инженерно-строительного института Михаил Федорович Митин. До того как перебраться в Пензу, он 35 лет про­жил в Москве (ему сейчас более 70 лет), но он охотно покинул ее, перебрав­шись в старинный город на реке Суре. Это произошло после того, как он, что называется, «прозрел», став активным поборником «новоизраильских» («но­возаветных») идей. Суть взглядов сторонников новозаветной церкви (сектан­тами они себя не считают), вопреки обратному утверждению ортодоксальной православной церкви (РПЦ) сводится к следующему.

Новозаветинцы (условно будем называть их так. – Е. М.) верят в то, что в 1919 г. состоялось второе пришествие на землю Иисуса Христа, каковым они считают жителя с. Большой Азясь Дмитрия Фокина, руководившего в феврале 1919 г. религиозной процессией к Александро-Невскому монастырю в Кимляе. Шествие это, как рассказано выше, расстреляно большевиками, а бежавший Фокин спустя пять дней был пойман, привязан к дереву и также расстрелян.

Новозаветинцы активно и действенно отстаивают свои взгляды. В ав­густе 1993 г. ими было разослано всему Епископату РПЦ открытое письмо, адресованное Патриарху Московскому и Всея Руси Алексию II, с требова­нием созыва 8-го Собора РПЦ. По их предложению, этот Собор должен со­стояться в Ковылкинском районе РМ на Флегонтовой горе – той самой, на которой находится подвергшийся разрушению в 1931 г. Александро-Невский женский монастырь. На Соборе, по предложению новозаветинцев, должен быть решен вопрос о введении Нового третьего завета в идеологический обиход православной церкви. Но епископат на это предложение, понятно, не согласился – архипастыри церкви сочли его такой ересью, равной которой поистине еще не видел свет.

Список литературы:


  1. Ефимов И. А. Борьба с контрреволюционными выступлениями в Мордовии – прифронтовом тылу Красной Армии Восточного фронта весной 1919 г. // Вопросы истории и археологии Мордовской АССР. – Ч. 1. – Саранск, 1972.

  2. Казьмина О. Е. Хлысты // Народы и религии мира. – М., 1998.

  3. Кондра­шин В. В. Крестьянское движение в Поволжье в 1918–1922 гг. – М., 2001.

  4. Коханец Л. А. Крестьянское движение в период «военного коммунизма» (на при­мере Мордовии) // Власть и общество: XX век. Науч. тр. НИИГН при Пра­вительстве РМ. – Т. 1. (118). – Саранск, 2002.

  5. Мокшин Н. Ф., Мокшина Е. Н. Мордва и вера. – Саранск, 2005.

  6. Мокшина Е. Н. Религиозная жизнь мордвы во второй половине XIX – начале XXI века. – Саранск, 2006.

  7. Мор­довская АССР. Административно-территориальное деление. – Саранск, 1986.

  8. Орлов С. В. Раскольничество в Алатырском уезде в первой половине XIX в. // Финно-угорский мир: история и современность. Материалы II Всероссийской конференции финно-угроведов. – Саранск, 2000.

  9. Шишлонов А. Ковылкино – второй Иерусалим или явление «Христа» через тра­ге­дию 1919 года // Столица С. – 1995. – 17 ноября.


Referens list:


1. Efimov I. A. Struggle against counter-revolutionary performances in Mordovia-frontal rear of the Red Army of the Eastern Front in the spring of 1919 // Questions of history and archeology Mordovskoi ASSR. – Part 1. – Saransk,1972. .
2 . Kazmina O. E. Whips //
Peoples and religions of the world. – M., 1998.
3 . Kondrashin
V. V. Peasant movement in the Volga region in 1918–1922. M., 2001.
4 . Kohanets L.A. Peasant Movement in the period of "war communism" (for example, Mordovia ) // Power and Society: XX century. Scientific tr. NIIGN the Government of the Republic of
Mordovia. – T. 1. (118). – Saransk, 2002 .
5 . Mokshin N. F.
, Mokshina E. N. Mordva and faith. – Saransk, 2005 .
6. Mokshina E. N. Religious life
of Mordva in the second half of XIX – beginning of XXI century. – Saransk, 2006 .
7.
Mordovskia ASSR. Administrative-territorial division . – Saransk, 1986 .
8. Orlov S. V. Alatirskie splitters in the county in the first half of the XIX century // Finno-Ugric World: Past and Present. Proceedings of the II All-Russian Conference of the Finno-Ugric peoples. – Saransk , 2000.
9. Shishlonov A. Kovylkino – the second Jerusalem or the phenomenon of "Christ" through the tragedy of 1919 // Capital S. – 1995 . – November 17.


1Казьмина О. Е. Хлысты // Народы и религии мира. – М., 1998. – С. 850–851.


2Мор­довская АССР. Административно-территориальное деление. – Саранск, 1986. – С. 43, 70, 123, 235; Мокшина Е. Н. Религиозная жизнь мордвы во второй половине XIX – начале XXI века. – Саранск, 2006. – С. 66.

3Орлов С.В. Раскольничество в Алатырском уезде в первой половине XIX в. // Финно-угорский мир: история и современность. Материалы II Всероссийской конференции финно-угроведов. – Саранск, 2000. – С. 126.

4 Ефимов И. А. Борьба с контрреволюционными выступлениями в Мордовии – прифронтовом тылу Красной Армии Восточного фронта весной 1919 г. // Во­просы истории и археологии Мордовской АССР. – Ч. 1. – Саранск, 1972. – С. 4.

5Кондра­шин В. В. Крестьянское движение в Поволжье в 1918–1922 гг. – М., 2001. – С. 144–145.

6Коханец Л. А. Крестьянское движение в период «военного коммунизма» (на при­мере Мордовии) // Власть и общество: XX век. Науч. тр. НИИГН при Пра­вительстве РМ. – Т. 1. (118). – Саранск, 2002. – С. 52; Ефимов И. А. Там же. – С. 4–5.

7Конд­рашин В. В. Там же. – С. 93.

8Коханец Л. А. Там же. – С. 52; Ефимов И. А. Там же. – С. 5.


9 Мокшин Н. Ф., Мокшина Е. Н. Мордва и вера. – Саранск, 2005. – С. 367–368.

10 Шишлонов А. Ковылкино – второй Иерусалим или явление «Христа» через тра­ге­дию 1919 года // Столица С. – 1995. – 17 ноября.